Новые материалы
  • 09.12.2019
    Новости. Мне чуть начертание не нанесли (Выпуск №127)
    Сегодня мы поговорим о нанесении меток скрытым способом; о химтрейлах; о надвигающейся войне с Китаем; об экономической...
  • 06.12.2019
    Новости. Что будет с Украиной (Выпуск №126)
    Сегодня мы поговорим о предполагаемом будущем для Украины и её жителей: хазарский каганат и еврейский фашизм.
  • 04.12.2019
    Примета Апокалипсиса: в Москве впервые заработала сеть 5G
    Вред и угроза живым организмам от электромагнитного излучения доказаны сообществом ученых с мировой известностью....
  • 03.12.2019
    Новости. Усы, лапы и хвост - вот наши документы! (Выпуск №125)
    Сегодня мы поговорим о том, что "нечестный" способ нанесения меток попущен Господом в связи с тотальной нечестностью...
  • 29.11.2019
    Новости. Пути спасения и как благодать вперед бежит (Выпуск №124)
    Сегодня мы поговорим о превалирующем в последние времена стиле общения между людьми в духе осуждения и порицания, без...
  • 25.11.2019
    Новости. Как будут ставить печать антихриста (Выпуск №123)
    Сегодня мы поговорим о новом мировом порядке и месте человека в нем; о процветании злобы и кощунства в современном...
  • 22.11.2019
    Новости. Излучение 5 Джи в уличных фонарях! (Выпуск №122)
    Сегодня мы вновь поговорим о биометрии и методах её внедрения правительством; о ювенальной юстиции, призванной...
  • 20.11.2019
    Появились автобусы антихриста
    Сегодня мы расскажем о нововведениях в системе общественного транспорта с целью подчинить людей силам тьмы, подавить их...
  • 18.11.2019
    Ответы на вопросы №11. VERA77
    В сегодняшнем выпуске вы найдете ответы на вопросы о таинствах причастия и исповеди, а также на некоторые...
  • 15.11.2019
    Новости. Скрытая камера на мобилке, которая следит за нами (Выпуск №121)
    Сегодня мы поразмышляем об истине, о том, какими методами от нас скрывают истину, как и среди кого нужно жить и...
  • 13.11.2019
    Как не брать биометрию в армии (практический опыт)
    Сегодня мы расскажем о том, как отказаться от любых биометрических документов: прецедент оказался возможным даже в...
  • 11.11.2019
    Новости. Есть много программ для прослушивания телефона жены (Выпуск №120)
    Сегодня мы поговорим о нарастании тенденций по воздействию на мозг человека с помощью разнообразных технологий (от...
  • 08.11.2019
    Новости. Как выглядел последний герой? (Выпуск №119)
    Сегодня мы поговорим о нарастании протестных настроений в мире; о мужественном противостоянии системе в одиночку; о...
  • 08.11.2019
    Пал ли Афон?
    В видео рассказывается о настораживающей ситуации, сложившейся на Афоне: о проникновении экуменизма; о нарушениях в...
  • 06.11.2019
    Молитва «Достойна есть...» читается неверно
    Николай Акимович Стрелецкий прислал специально для нашего канала собственный видео урок об особенностях Богослужения в...
  • 06.11.2019
    Можно ли рассказывать анекдоты?
    Сегодня мы расскажем о том, как легко скатиться к надругательству над святынями с помощью слов, цель которых -...
  • 04.11.2019
    Новости. Наркотическое воздействие интернета на мозг (Выпуск №118)
    Сегодня мы поговорим о воздействии интернета на человеческий мозг; ответим на вопросы слушателей о биометрии, метке...
  • 04.11.2019
    Капец подкрался незаметно
    Сегодня мы расскажем о том, как изобретательно действует мировое правительство, чтобы превратить человека в "пачку...
  • 02.11.2019
    Святый преподобный чудотворец Гавриил Ургебадзе
    В видео рассказывается о жизни и служении Господу удивительного грузинского старца, нашего современника Гавриила...

Сюжет из фильма "На Пороге Вечности - Код Доступа" (40(3))

1082
Смотреть полностью фильм "На Пороге Вечности - Код Доступа"

Все происходит по одинаковой схеме. Разница только в том, насколько близко они подошли к смерти. Например, если остановка сердца произошла только на мгновение, пациент расскажет о двух или трех элементах. А если остановка сердца была длительной, то пациенты могут описать весь спектр.

Ирина Чернова, журналист. В 16 лет пережила клиническую смерть. По ту сторону жизни находилась 2 минуты.

Постирали вещи и надо их куда-то повесить. И там, как-то, от столба к дому шел провод белый. Но, у меня даже в голову не пришло, что это может быть под напряжением. И я думаю, наверно он грязный, надо протереть. Набираю водички,так протираю эту проволоку, взяла еще водички набрала и так раз по проводу. А там оказалось оголенный кусочек. Сначала не поняла вообще, что происходит, меня стало трясти. Я пытаюсь оторвать эту руку. Оторвать ее не могу, т. е. она зацепилась у меня, меня держит ток. И, в общем, я поняла, что меня убивает.

Наталья Андрейченко, актриса. Пережила клиническую смерть в результате врачебной ошибки. За пределами реальности находилась 4 минуты.
Ну, во первых, я умерла. Как бы сказать, умерла от остановки дыхания. Я была абсолютно потрясена тому обстоятельству, что это вообще не было больно. Это было просто никак.

Сергей Захаров, певец. Пережил клиническую смерть. В небытии находился 6 минут.
Заползаю через коридор, открываю дверь, каким-то образом дотягиваюсь. И дальше я ничего не помню...
Первое, что происходит с человеком во время остановки сердца, это то, что он слышит доктора, медсестру или кого-то еще, говорящих: «О, Боже мой, он умер! Мы его или ее потеряли!». В этот момент пациенты, как бы, покидают свое физическое тело. Они поднимаются на верх и могут видеть врачей, медсестер внизу, пытающихся их реанимировать.

Наталья Андрейченко:
- И все говорили мне одно и тоже — дыши! Дыши! Дыши! Я — смеюсь наверху.
Сергей Захаров:
- Я смотрю, значит, лежит какой-то мужик заросший, с длинным волосом. Ну, тело, да. Лысинка у доктора здесь маленькая такая, да...

Наталья Андрейченко:
- И вдруг я думаю, так, что же это такое, если я не есть вот это самое физическое тело, которое лежит там внизу? Вот. Огромное, толстое, некрасивое. Я абсолютно его не люблю, это тело. Этому телу 24 года, а оно настолько безобразное, что просто ужасное.

Ирина Чернова:
- Я вижу деревню и со всех сторон этой деревни бегут люди, прям гуськом, с разных сторон. Я эту деревню не видела, мы со двора не выходили. Потом вижу: толпа, которая склонилась над чем-то. Говорят : « Да, сердца нет, пульса — нет» и тому подобное. И я соображаю, что это лежит мое тело.

Но, при этом, пациенты, говорили, что они по прежнему были как-бы в теле. Они говорили, что это очень сложно описать словами, потому что это не физическая материя, как наше тело. Это что-то похожее на энергетическое поле. Они подчеркивали, что оно просто неописуемо.

Ирина Чернова:
- У меня не было ни рук ни ног, вообще ничего! А было только, вот, сознание. И это сознание было абсолютно светлым, радостным, т. е. мне было хорошо.

Наталья Андрейченко:
- Я одновременно присутствую во всех уголках, я вижу, что делает моя мама. Она, в то время, находилась в Германии. Как она сидит. Я вижу ее место, ее комнату, где она пишет за столом. Я вижу свою бабушку, которая в это время находится у себя в квартире и ждет меня домой и готовит котлеты. Я вижу как она готовит, лук режет на доске и чеснок. Я была совершенно потрясена.

Сергей Захаров:
- Но, в то же время, мне очень нужно, очень нужно, невероятно, срочно, отсюда уйти. Я здесь лишний. Я здесь случайно. Очень временно. Меня где-то ждут. Как, знаете, воздушный шарик. Мне нужно туда куда-то, а меня не пускают.

Они рассказывают, что даже могут понимать что говорят доктор или медсестра. Но, это не внешнее чувство, а так, как-будто ты вдруг становишься способен читать чужие мысли.

Ирина Чернова:
- Просто я знаю о чем они думали. Не могла же я слышать всех разом. Просто понимаешь и все.

Сергей Захаров:
- Я не слышал голоса конкретно этих людей, которые были внизу. Но, я знаю о чем они думали и что они говорили. Но, голоса я не слышал.

Но, когда они сами пытаются что-то сказать, спросить что произошло, например, никто их не слышит и не видит.

Наталья Андрейченко:
- Врачи надо мной здесь, а папа совершенно в другой стороне и он просто кричит, он бьется в конвульсиях. Я к нему подлетаю, вернее даже, мои как-то руки вытягиваются. Я пытаюсь успокоить, но он меня не слышит. А я ему говорю: «Все хорошо!»

Далее пациенты видят что-то, вроде бы коридора. Они продвигаются по этому коридору и уходят на другой стороне, на встречу невероятно яркому, теплому и любящему свету.

Сергей Захаров:
- Это можно назвать туннелем, да, но он вращался. Как спиралевидная, как, туманность, не знаю как. Вот так вращалось или я вращался летя. Вдалеке яркий свет, так сконцентрированный. Мне нужно туда, обязательно нужно туда.

Туннеля Ирина Чернова уже не увидела, через 2 минуты у нее появился пульс.
- Я прихожу в себя. Меня вот так сильно колотит, вот. Видимо это вот ток выходил или я не знаю что.

Некоторые идут дальше. В свете в конце туннеля их приветствуют умершие родственники и друзья, но они тоже не в физическом теле. Пациенты узнают своих близких не по внешности, а по воспоминаниям и чувствам. Затем все исчезает и они оказываются внутри полноцветной галаграфической трехмерной панорамы, в которой отображены всех их действия и поступки, совершенные при жизни. Ты видишь себя со стороны, чувствуешь себя встроенным в сознание того человека, которому, например, сделал больно. И ты ощущаешь эту боль на себе. Сотни, сотни людей возвращают тебе то, что чувствовали в момент встречи с тобой. Все, до последней капли. И любовь, и боль. И это все происходит одновременно, потому что там нет времени.

Сергей Захаров:
- И в этот момент я вижу склонившихся надо мной людей, незнакомых, в белых халатах. Но, до сих пор, у меня осталось очень щемящее состояние другого мира. Главного мира! Вы знаете, ощущения, что вот здесь, нахождение здесь, на Земле, это очень временное прибывание в какой-то ипостаси жизненной.

Наталья Андрейченко:
- Такой крик неимоверный: А-а-а-а-о-о-о-о! Разрезая все с самой верхней точки, с самой последней звезды из непонятной галактики. Я летела с бешенной скоростью, это было так долго, это был невероятный пролет. И падение в тело.

Первое ощущение - ну вот я обратно в тюрьме. Второе ощущение — так больно, что я вам даже не могу передать. Насколько было не больно умирать, настолько было невозможно возвращаться.

Создается впечатление, что все, кто побывал по ту сторону жизни, испытывали там только радость или покой. Бывает и по другому. Об этом опыте, как правило, не говорят.

Максим Козлов:
- Кстати, да, помню о первом человеке, пережившем больше, чем клиническую смерть. О Лазаре Четверодневном. Церковное придание говорит, что Лазарь, воскрешенный Спасителем, в жизни своей больше никогда не смеялся. Опыт, к которому он прикоснулся за гробом, был отнюдь не тот поверхностно-оптимистический опыт, который описывается.

Комментариев (0)

Комментариев пока нет